Калейдоскоп ИНФО



Маньяки среди нас

Зловещий оскал кунгурского оборотня

Зловещий оскал кунгурского оборотня

Встревоженные девушки, не раздумывая, поехали к родителям подруги. Они шли к деревне той же тропой, что и Катя. Недалеко от тропинки одна из них заметила в траве женскую туфлю. Это была обувь Кати. Раздвинув ближайшие кусты, девушки застыли в оцепенении. Они смотрели на истерзанное полуголое тело подруги, и боялись пошевелиться. Мертвая Катя лежала на земле в какой-то жуткой, неестественной позе. Остатки разорванных вещей убийца развесил на кустах и деревьях.

Читать далее ...>>

Клеланд Джон - Фанни Хилл. Мемуары женщины для утех
Без срока давности

Бесславный удел палача

Бесславный удел  палача

Сначала он просто присутствовал на допросах, документально фиксируя процедуру выбивания показаний. Однако, очень скоро молодой человек стал активным участником беспрецедентных пыток и издевательств над людьми. Он хладнокровно расправлялся не только с пленными военнослужащими, патологический садист калечил, уродовал и убивал беспомощных стариков, женщин и детей.

Его изуверские методы приводили в трепет даже сослуживцев.

Читать далее ...>>

Скачать игру Call of Cthulhu
Изуверы

Зловещие призраки брянских подворий

Зловещие призраки брянских подворий

Неизвестные погромщики врывались в дома священников, выносили все самое ценное, под пытками изымали ключи от церквей и храмов, откуда забирали золотые и серебряные произведения искусства, старинные иконы в дорогих окладах, кресты, инкрустированные драгоценными камнями и другое обрядовое имущество.

Часто набеги сопровождались изнасилованием жен и дочерей настоятелей с последующим убийством всех членов семьи. Поэтому опознать преступников не представлялось возможным.

Читать далее ...>>

В пыли далеких звезд - Людовик Флоран (Ludovic Florent)
Кровавое марево

Во власти мрачного идола

Во власти мрачного идола

Жарким весенним днем, едва дождавшись окончания уроков, будущие мореходы собрались на берегу реки Овели, чтобы испытать на прочность и быстроходность свои белокрылые каравеллы. Вдруг флагман, к полному разочарованию своего капитана, внезапно наткнулся на мель, безнадежно отстав от своих соперников.

Мелью оказалось разбухшее от начавшегося разложения, обезображенное человеческое тело.

Читать далее ...>>

Кошачья философия
РЕКЛАМА
Наш кинотеатр

 

КАЛЕЙДОСКОП ИНФО ...Книга

...QUOT HOMINES TOT SENTENTIAE

 

Франц Яковлевич Лефорт – бесшабашный кутила, или дальновидный политик? Часть 2

Взятие Азова

eye

Крымские походы

Нестабильная политическая обстановка на российских границах требовала принятия радикальных решений.

В мае 1687 г. состоялся Первый Крымский поход под командованием князя В.В. Голицына. В этом походе во главе батальона количеством 1900 человек в составе первой дивизии генерала Венедикта Андреевича Змеева участвовал и Франц Лефорт. Из-за тяжелых климатических условий, вспышек эпидемий, нехватки продовольствия и фуража, военная экспедиция закончилась полным провалом. В период боевых действий Лефорт был образцом стойкости и мужества, добросовестно исполняя свои воинские обязанности. В особо опасных ситуациях под ливнем вражеских пуль он неотлучно находился возле своего командира, тем самым, снискал глубокое уважение генерала Змеева.

Неудачный исход Крымской компании, вопреки ожиданиям Лефорта, нисколько не отразился на его карьере. Напротив, князь В.В. Голицын остался им весьма доволен, пообещав с оказией ходатайствовать перед государями о его повышении по службе. Летом 1687 г. по возвращении в Москву великий князь представил Лефорта государям и царевне Софье как доблестного героя Крымской компании, неотступно находившегося рядом с его светлостью и разделявшего с ним тяжелое бремя поражения и вынужденного отступления. В результате Франц Лефорт получил щедрое денежное вознаграждение и долгожданный чин полковника.

В феврале 1689 г. состоялся Второй Крымский поход, который, также как и предыдущий, закончился полным поражением российских войск. Вместе со всеми испытал горечь поражения и Франц Лефорт, участвовавший во второй крымской компании по настоянию генерала Зверева. Этот период был тяжелым для женевца еще и потому, что его покровитель князь В.В. Голицын и царевна Софья лишились своего влияния при дворе. Началось открытое противостояние между Петром и царевной Софьей. Голицына государь обвинил в нерадении, бездарном командовании во время Крымских походов, и подачу докладов одной лишь Софье, игнорируя законных государей. Многие в России понимали, что это был лишь предлог, чтобы освободиться от назойливой опеки влиятельной политической фигуры, коей являлся В.В. Голицын. Петр стремился к единоличному правлению государством, избавляясь от потенциальных конкурентов. Ссылка великого князя для многих являла конец целой эпохи. Россия стояла на пороге новой эры, эры глобальной реформации и коренного государственного переустройства – эры Петра I.

Участь Голицына разделили многие его приближенные, что заставило Лефорта обстоятельно задуматься о своей дальнейшей судьбе. Вопреки ожиданиям, гроза прошла стороной. Петр не только не позабыл о существовании иноземного полковника, напротив, еще больше проникся общением с ним. Государь с детства тяготел ко всему иностранному, диковинному, во многом чуждому, непонятному для русского человека, и проецировал все на российский, сложившийся веками, во многом консервативный быт.

Петру импонировал образованный чужеземец, в общении с ним он получал ответы порой на самые каверзные вопросы. Молодого государя интересовало практически все, что было связано с заморскими традициями, методами ведения хозяйства, но больший акцент неизменно ставился на принципах государственного устройства и военном деле.

18 февраля по случаю рождения сына государя – Алексея Петровича Лефорту был пожалован чин генерал-майора. Со временем Петр все чаще стал наведываться в Немецкую слободу. Помимо приятного времяпрепровождения с обходительными и начитанными людьми, он использовал эти встречи как дополнительный источник полезной информации о ранее неведомых областях совсем другой жизни.

Дом, который построил…

Дом Франца Лефорта, на котором следует сделать особый акцент, редкий день обходившийся без гостей, стал настоящим местом паломничества, в особенности после того, как сюда зачастил Петр Алексеевич. Нужно отдать должное бесцеремонности некоторых завсегдатаев, которых не смущало даже отсутствие хозяина. Дом женевца был для них своим вторым домом, где они могли расслабиться, отдохнуть, перекинуться в карты и, конечно же, вкусно отобедать в обществе гостеприимной хозяйки. В 1686 г. эту вопиющую простоту Лефорт описывал в одном из писем старшему брату:

«Вы высказали мне некоторые упреки по поводу моего хозяйственного быта. Я должен, сознаться, что, в известном отношении, вы правы, но поверите мне, что я не господин и того немногого, что у меня есть, ибо наши князья (бояре), старые и молодые, оказывают мне честь своими более нежели частыми посещениями. Даже когда меня не бывает дома, они не преминут покурить и попить у меня, как будто я и не отлучался. Дом мой очень им нравится, и я не могу сказать по справедливости, что другого, лучше устроенного, здесь нет».

Судя по описаниям, сохранившимся до наших дней, дом Лефорта, хоть и небольшой по меркам того времени, впечатлял изяществом интерьера. Каждая его комната была обставлена со вкусом на французский манер. Хозяин лично следил за строительством и отделкой каждого помещения. Исторические хроники тех лет свидетельствуют, что царь не слишком жаловал просторные залы дворцов, в них он чувствовал себя неуютно, ему более импонировали небольшие комнатушки с низкими потолками. Но дом Лефорта, который стал для него второй резиденцией, требовал особого подхода, поэтому масштабы и внутреннее убранство строения должны были соответствовать статусу лица, пребывавшего в его стенах.

Еще одним немаловажным обстоятельством было то, что в силу своего характера Петр часто любил совмещать приятное с полезным, или наоборот. Немало тому свидетельств, когда заседания государственных мужей под председательством государя, где обсуждались серьезные политические вопросы, традиционно заканчивались грандиозными банкетами, а проще говоря, попойками. В этой связи, вокруг царя в скором времени собралась весьма разношерстная компания прихлебателей в количестве 200-300 человек различного социального статуса, звания, уровня интеллекта и национальности. Собирать подобный коллектив в стенах Московского Кремля Петр Алексеевич счел нецелесообразным. Выбор пал на дом Лефорта, как повелось, мнением хозяина по этому вопросу никто не поинтересовался.

Поскольку строительство нового дома заняло бы немало времени, а помещение для встреч было необходимо еще вчера, Петр распорядился сделать пристройку к дому Лефорта в виде внушительных размеров залы, на строительство и убранство которой не пожалел казенных денег. Красноречиво описывает интерьер и масштабы залы в своем письме к родственникам некий Сенебье, приходившийся Лефорту дальним родственником:

«Его превосходительство выстроил весьма красивую и обширную залу для приема 1500 человек. Она обита великолепными обоями, украшена дорогою скульптурною работою, везде вызолочена и, действительно, может быть названа прекраснейшею императорскою залою. Наш государь пожаловал ему (Лефорту) пятнадцать больших кусков шелковых тканей, с богатою золотою вышивкою. Помещение так велико и во всех частях исполнено так превосходно, что представляет нечто удивительное. Издержки простираются, говорят, до 14000 талеров. Меблировка роскошная; много серебряной посуды, оружия, картин, зеркал, ковров, разных украшений – все вещи в высшей степени интересные и многоценные... У генерала большое число прислуги; на конюшне двадцать кровных лошадей; у ворот дома постоянно караул из двенадцати человек».

После столь фееричного описания общую картину архитектурного ансамбля может дополнить лишь письмо самого Лефорта, обращенное к старшему брату Ами:

«В саду есть пруды, каких нелегко найти здесь, изобилующие рыбою. За садом, на другой стороне реки, имею я парк, где содержатся различные дикие звери. Рабы и рабыни, которых у меня довольно, все освобождены мною. Словом, мой дом красивейший и приятнейший в целом околотке. Русские приезжают осматривать его как диковинку».

Торжественное открытие залы, приуроченное ко дню бракосочетания племянницы Лефорта и отъезду государя в Архангельск, отпраздновали шумным застольем с музыкой, танцами, фейерверком и пушечным салютом из 20 мортир. Четыре дня с 30 июня по 3 июля 1693 г. праздник гремел на всю Немецкую слободу. В общей сложности в торжественном мероприятии участвовало свыше 200 человек.

В 1691 г. милостью государя Петра Алексеевича Франц Лефорт был произведен в генерал-лейтенанты.

Такая «страшная» Россия

Через Франца Лефорта Петр вступил в дипломатические сношения с Женевской республикой. Для своих земляков Лефорт стал чуть ли ни национальным героем. 20 декабря 1692 г. Женевский сенат направил в адрес обоих государей благодарственное послание за милости и благоволение, коими пользовался их знаменитый земляк, что «соотечественникам дорог столько же по его прекрасным, от природы полученным качествам, сколько по благородству и древности его фамилии. Он брат благородного Ами Лефорта, с отличием занимающего ныне должность синдика или консула в нашем государстве».

Петр был весьма польщен прочитанными строками, грело душу, что он не ошибся в выборе товарища. В ответ женевцам он отправил не менее лестное письмо, превозносящее их соплеменника до небес. Итогом подобных реверансов стало очередное воинское звание полного генерала, пожалованное государем Лефорту 29 июня 1693 г. Этот год был нелегким для всей Швейцарии, повсеместный неурожай грозил голодной зимой. Заручившись благоволением российских царей, Женевский сенат нашел в себе смелость просить Россию о помощи. Петр, не раздумывая приказал отправить хлеб страждущим. Соблюдая принципы взаимовыручки, Петр искренне надеялся на ответную услугу со стороны Женевы.

Он неоднократно наставлял Лефорта не терять связь с родными, особенно со старшим братом. Такая отеческая забота преследовала свои интересы. Через Ами Лефорта царь хотел переманить в Россию как можно больше знающих специалистов различного профиля. В перспективе желая преобразовать государство на европейский лад, Петру были необходимы инженеры, строители, корабельных дел мастера, квалифицированные медики и, конечно же, опытные военные, чтобы те смогли делиться опытом с отечественными специалистами.

В силу устоявшейся традиции и распространяемых за границей слухов, дабы очернить российское государство в глазах иноземцев, перебираться в «дикие земли, лишенные элементарных основ цивилизации» желающих не было. Панический страх перед Россией во многих западных странах перерастал в настоящую фобию. Подобное обстоятельство сильно огорчало Лефорта, прекрасно осведомленного о причинах многочисленных отказов своих соотечественников. В переписке со своим зятем Троншеном он обличал причины, препятствовавшие обмену опытом между двумя государствами:

«Вероятно кто-нибудь представил Московию в страшном виде, между тем, благодарение Богу, никогда не бывало здесь так тихо, так хорошо, как теперь; даже иностранцы охотно проживают здесь».

В ответ набожный Троншен, женатый на старшей сестре Лефорта, профессор по образованию и пастор кальвинистского прихода по призванию, писал:

«Я чрезвычайно радуюсь всякий раз, когда узнаю, что вы продолжаете возвышаться при их царских величествах, и одно из моих пламеннейших желаний есть, чтобы Бог сохранил вам здоровье и милость государей в течение всей вашей жизни, и чтобы, достигнув маститой старости, удела крепких здоровьем людей, вы кончили жизнь, наделенные почестями и богатствами, в уповании на милосердие Бога, и унаследовали блага небесные, пред которыми земные выгоды ничто».

Но сына в Москву так и не отправил.

Большой поход

Осенью 1691 г. в целях проверки боеспособности своих войск Петр задумал устроить военные маневры в Москве. В смотре принимали участие Преображенский и Семеновские пехотные полки, закаленные в боях профессиональные подразделения стрельцов, а также войска солдатского, гусарского и рейтарского строя. Генерал Шепелев, назначенный командовать первым отборным полком на левом фланге армии князя Фёдора Юрьевича Ромодановского, внезапно тяжело заболел. Его место на время учений занял Франц Лефорт.

В реляции государю было отмечено, что «рейтары полка Лефорта долго и храбро сражались с неприятелем». После смерти генерала Шепелева, командование первым отборным полком было поручено генералу Ф.Я. Лефорту. Подобный неожиданный расклад вызвал большое неудовольствие со стороны генерала Патрика Гордона, считавшего, что этот привилегированный пост должен достаться ему.

Лефорт с полной ответственностью подошел к новому назначению. Получив официальное разрешение у государя, он занял свободный участок на левом берегу Яузы для возведения строевого плаца и 500 домов для своих солдат. Практичность идеи женевца заключалась в том, что здесь военнослужащие проходили обучение военному искусству вблизи постоянного места жительства, а не разъезжались после занятий в разные концы Москвы. Поселение получило название Лефортовской слободы, позднее на этом месте была образована Лефортовская городская часть. В настоящее время территория, сохранившая историческое имя своего основателя, называется Лефортово.

Осенью 1694 г. Петр назначил большие военные учения, фигурирующие в исторических хрониках как Кожуховский поход – в честь деревни Кожухово, расположенной недалеко от столицы. Предстоящие маневры должны были имитировать осаду укрепленного сооружения. Для этих целей по проекту генерала Гордона близ Кожухово была построена крепость. Гарнизон цитадели состоял из 20 тыс. военнослужащих во главе с приверженцем старой школы боярином Бутурлиным. Командование другим 20 тыс. воинским подразделением было поручено князю Ромодановскому, использовавшего европейскую тактику ведения боя. Князь со своим войском должен был захватить крепость, применяя передовые разработки и технологии западных стратегов. Задача Бутурлина заключалась в том, чтобы всеми силами держать оборону и не позволить вымышленному противнику прорваться за крепостные стены.

4 октября 1694 г. Начался штурм крепости. Волна за волной войска Ромодановского атаковали крепостные стены и захлебывались в пылу сражения, противник яростно сопротивлялся. В конечном итоге, ни одна из предпринятых попыток взять крепость с наскока не увенчалась успехом. Лефорт, выступавший на стороне осаждавших, был в отчаянии. Перестроив остатки своего полка, он сам повел своих солдат в атаку. Находясь во главе своего войска, он принял первый удар на себя. Один из горшков с горючей смесью угодил ему в правое плечо, опалив лицо и шею. Обугленный парик прилип к голове, а кожа клочьями свисала в местах поражения огнем. Невзирая на сильную боль, женевец не выпал из строя, продолжая вести войска в наступление.

Не выдержав мощного натиска осаждавших, пал первый крепостной равелин. Лефорт лично водрузил на башне полковое знамя. Вслед за первым был взят второй, третий и, наконец, последний укрепленный пункт. Крепость сдалась на милость победителя.

По случаю окончания первого этапа учений в доме у Лефорта состоялся ужин. Все собравшиеся были в приподнятом настроении и оживленно обсуждали особо выдающиеся моменты сражения, за исключением хозяина дома. Своим внешним видом он нагонял на гостей тоску и уныние. С перемотанной бинтами и пластырем головой он с вымученной гримасой на лице натянуто улыбался, подслеповато щурясь единственным открытым глазом. Даже Петр, скупой от рождения на жалость и нежные чувства, глядя на изможденное лицо товарища, невольно прослезился и прижал его к своей груди.

Несмотря на победу войск Ромодановского, чью сторону он в тайне поддерживал, столь быстрое форсирование событий не входило в планы государя. Он не ожидал, что буйный норов его любимца так скоро пробьет брешь в монолите опытного тактика Бутурлина. Посему, было принято решение продлить маневры. На следующий день войска боярина вновь заняли прежние позиции на крепостных стенах, а отряды Ромодановского медленно двинулись на приступ. Крайне тяжелое состояние здоровья не позволило Лефорту принять активное участие в штурме. Большую часть времени он провел в качестве наблюдателя, и лишь под конец учений снова занял место в строю. Несмотря на яростную оборону, гарнизон Бутурлина вновь потерпел поражение, 17 октября цитадель пала.

Наследник

Средние века не были богаты на долгожителей – частые войны, эпидемии, неквалифицированная медицина способствовали ранней смертности. Детская смертность была также в порядке вещей. Францу Лефорту повезло с любящей и преданной женой, чего не скажешь о наследниках. Его малолетние дети в силу различных причин умирали один за другим. Из девяти (по другим сведениям, одиннадцати) в живых остался лишь один – Андрей (Henri).

По характеру мальчик был очень похож на отца – такой же доброжелательный, веселый и смекалистый. Он был единственный ребенок, которого допускали к царевичу Алексею Петровичу. Мальчика ожидали фантастические перспективы и блестящая карьера, если бы не религиозные препоны, чинимые его отцом. Ревностный кальвинист мечтал воспитывать сына в традиционной религиозной атмосфере. Жена Лефорта – убежденная католичка могла перетянуть сына на свою сторону, исказив его мировоззрение сквозь призму католических догматов. Восьмилетний мальчик, не определившийся с выбором вероисповедания, в семейном кругу находился как между молотом и наковальней, что не могло ни отразиться на неокрепшей детской психике.

Решение за всех принял отец, отправив сына в Женеву в сопровождении гувернера Штрака. По мнению Франца Яковлевича, на родине предков Анри должны были указать «истинно правильный» путь – беззаветное служение идеалам кальвинистской церкви. Противостояние религиозных конфессий для Лефорта стало личной драмой.

Письмо к брату, написанное 4 июля 1694 г. в Архангельске, можно воспринимать как исповедь, как раскаяние за незаслуженно полученные блага:

«Хотя вся страна и все различные национальности уважают меня, однако я не дозволяю усыплять себя такою славою; напротив, стремлюсь постоянно к тому, чтобы доказать мое усердие, привлечь верных подданных. Одним словом, прошу вас верить, что благодать Бога со мною, и, хотя я неоднократно оскорблял Его, но она неисчерпаема, и я употреблю всевозможные усилия никогда не забывать Его благодеяний. В особенности прошу вас верить моей беспредельной преданности, зная положительно, что вы принимаете участие во всем, что меня касается, и что преднамеренно я не сделаю ничего предосудительного в такое время, когда Бог ниспослал на меня свои милости, и когда честь требует твердо пребывать в благодати Божией. Никто и никогда не достигал подобных милостей и ни один иноземец не мечтал о них. Сознаюсь, все эти милости необычайны; я не заслужил их; я не воображал в столь короткое время составить мое счастье, но так было угодно Богу…».

Петр Алексеевич с пониманием отнесся к выбору друга, снабдив Андрея всем необходимым. Государь выдал сыну Лефорта 6000 червонцев на дорогу, и велел строго указать воеводам тех мест, где предстояло проследовать картежу, оказывать всевозможные почести ездокам, и по первому требованию снабжать их провиантом, фуражом и свежими лошадьми. Помимо прочего, царь вручил Андре письмо к амстердамскому бургомистру Витсену с приложением к оному (письму) своего портрета в золоченой раме, усыпанной драгоценными каменьями, ранее предназначавшегося в подарок Францу Лефорту.

В Женевский сенат государь передал грамоту с пояснениями:

«Мы отпустили из наших владений Андрея Лефорта, сына генерала, дабы он отправился в вашу республику и в вашу академию, повидаться со своими родными, образовать сердце и ум и получить такое воспитание, которое дало бы ему возможность отличиться в политике, в военном искусстве и во всех свободных художествах».

Дабы задобрить родственников Андрея Лефорта, царь послал им куньи и собольи меха, серебряную посуду и много мелких ювелирных безделиц. Благодаря такой высокой протекции, мальчик был повсеместно принят с должным уважением и подобающими почестями.

Азовские походы

Царь всецело доверял Францу Лефорту, поэтому все приготовления к отъезду в Азов он поручил именно ему. В начале июля 1695 г. российские войска подошли к Азову. Полк Лефорта расположился на левом фланге по направлению к Дону, перекрыв пути, ведущие к крепости. Это была единственная сухопутная артерия, по которой в крепость доставлялся провиант и оружие. В тылу у генерала сосредоточилась турецкая конница, обеспечивавшая постоянную связь гарнизона цитадели с большой землей. Первостепенной задачей войск Лефорта была постройка линии укреплений, блокировавшей все подступы к крепости. К выполнению поставленной задачи Лефорт подошел в высшей степени добросовестно и с полной ответственностью.

Через непродолжительное время, вверенный ему участок местности превратился в неприступный укрепрайон, усеянный окопами, редутами, различными секретами и прочими объектами инженерной системы обороны. Дополнительно были возведены две артиллерийские батареи, оснащенные 12 большими тридцатишестифунтовыми пушками и 25 мортирами. Для ирригационных целей был прорыт глубокий ров в сторону реки. Положение усугублялось тем, что плацдарм, занятый войсками генерала Лефорта, находился на открытой местности в зоне досягаемости вражеских снарядов. Строительство фортификационных сооружений велось под непрерывным огнем неприятеля. Высокое воинское звание и зрелый возраст никогда не мешали женевцу, служившему примером для своих солдат и офицеров, находиться в самой гуще сражения. При штурме турецкой цитадели под ливнем пуль, средь полыхающих обломков деревянных укреплений генерал Лефорт лично завладел пурпурным знаменем врага.

Из-за наступивших холодов Петр решил снять осаду крепости и вернуться в Москву. По возвращении из Азова царь назначил Лефорта адмиралом российского флота. Франц Яковлевич мало разбирался в морском деле, впрочем, царя это мало волновало. Для него важнейшими критериями достойного претендента на ту или иную должность были: исполнительность, добросовестность, честность и ум. Лефорт в достаточной степени обладал всеми необходимыми качествами.

Жизнь человеческая полна сюрпризов и соткана из парадоксов. При штурме Азова генерал не получил ни одного серьезного ранения. Но, возвращаясь в Москву, в степи он случайно упал с лошади, получив сильный ушиб, последствия которого создавали ему немалые проблемы до конца жизни.

Подготовка ко второй Азовской компании шла полным ходом. Для этого Петру необходимо было выехать в Воронеж, именно там была сосредоточена бо́льшая часть сил и вооружения, необходимых для новой военной экспедиции. Отправиться в путь вместе с государем Лефорту не позволил тот самый ушиб, который увеличился в размерах и загноился. Высокая температура, лихорадка и сильные боли задержали женевца в Москве до весны. Выехать в пункт назначения он смог лишь 31 марта 1696 г., когда болезнь немного отступила. В Азов адмирал прибыл 21 мая, а военный флот в полном составе подтянулся к концу июня.

Второй Азовский поход продлился недолго. Как только российские корабли показались из-за горизонта, турецкая эскадра на всех парусах покинула гавань, оставив цитадель без защиты с моря. Во второй половине июля 1696 г. крепость Азов капитулировала. Петр приписывал победу в большей степени флоту и его главнокомандующему адмиралу Лефорту. Отпраздновав викторию, направились домой.

Болезнь вновь дала о себе знать по дороге в Воронеж. Боль была такой невыносимой, что ехать на трясущейся коляске Лефорт не мог. Пришлось добираться в Воронеж на корабле по Дону. В Москву больного женевца доставили на санях. 30 сентября 1696 г. победоносная армия Петра I подошла к Москве. Каменный мост через Москву-реку был украшен триумфальной аркой, инкрустированной аллегорическими барельефами и военными эмблемами. Франц Лефорт в сопровождении почетного караула восседал в царских, сияющих позолотой, санях. Шестерка породистых лошадей из государевых конюшен, изящно гарцуя, легко тянули за собой громоздкую конструкцию. Следом шествовали войска морской пехоты во главе с Петром Алексеевичем, облаченным в простой мундир флотского капитана. Парадная колонна чинно продвигалась в сторону Немецкой слободы в течение целого дня.

По сложившейся традиции праздновали у Лефорта. За участие в Азовских походах, проявленный героизм и отличные знания тактики ведения боя генералу Лефорту Францу Яковлевичу был пожалован титул наместника новгородского и вотчины в Епифанском и Рязанском уездах. Помимо прочего, он был награжден золотой медалью, собольей шубой, куском золотой парчи и большим вызолоченным бокалом с вензелем государя.

Окончание >>

В.В. Фирсов

Внимание

© При копировании и публикации текста статьи упоминание автора и ссылка на сайт обязательны!


Google AdSense c- Воры, Кидалы, Мошенники
Калейдоскоп ИНФО
Комментарии


Комментарии

Комментариев пока нет.

* Обязательные поля
(Не публикуется)
 
Жирный Курсив Подчеркнутый Перечеркнутый Степень Индекс Код PHP Код Кавычки Вставить линию Вставить маркированный список Вставить нумерованный список Вставить ссылку Вставить e-mail Вставить изображение Вставить видео
 
Улыбка Печаль Удивление Смех Злость Язык Возмущение Ухмылка Подмигнуть Испуг Круто Скука Смущение Несерьёзно Шокирован
 
1000
Напишите слово топор наоборот.
 
(введите ответ)
 
Уведомлять о новых коментариях по почте.
 
Запомнить информацию введенную в поля формы.
 
Информационно-Развлекательный Журнал (Интернет-Версия)
2016 © "Калейдоскоп ИНФО"
https://www.kaleydoskop-info.ru

Книга

Лента Новостей
Игровое модостроение
Бродвейская феерия Зигфелда Флоренза (Ziegfeld Florenz)
Ю.Шутов-Собчачье сердце
Привлекательная пустота Майка Стейси (Mike Stacey)
Скачать Dishonored 2 (2016) PC
РЕКЛАМА
Сексуальный гороскоп
Вверх
Вниз